Был ли Мадамин-бек предателем?

Известные личности 18 Апр 2021 Мухаммад Нассар
Был ли Мадамин-бек предателем
Мадаминбек в центре (фото из открытых источников)

Мухаммад Амин Ахмадбек (1882-1920), известный как Мадамин-бек, был одним из руководителей басмаческого сопротивления в Средней Азии. В 1918-1920 годах он контролировал территорию Ферганской долины. В 1920 году, будучи окружен Красной армией и находясь на грани уничтожения, он сложил оружие и перешел к большевикам. Другой влиятельный курбаши, Курширмат, посчитал его поступок предательством, заманил его в ловушку и предал смерти. Но был ли Мадамин-бек на самом деле предателем? Возможно, его поступок был всего лишь тактическим ходом.

Курбаши Ферганской долины

Мадамин-бек родился в пригороде Ферганы Маргилане, третьим по значимости городе Ферганской долины после Коканда и Ферганы. На волне протестных настроений в Туркестане, вызванных засильем царского режима и великодержавного русского шовинизма, принял участие в восстании 1916 года против мобилизации жителей Туркестана на прифронтовые работы. После подавления восстания был заключен в тюрьму.

Через месяц он был освобожден. В Петрограде победила Февральская революция, с наследием царизма было покончено. Мадамин-бек стал в Маргилане профсоюзным работником. А вскоре в Туркестан пришла новая власть: с разницей в несколько дней после Петрограда в Ташкенте в октябре 1917 года произошел вооруженный большевистский переворот. Члены Туркестанского комитета Временного правительства во главе с генералом П.А. Коровиченко были низложены и арестованы. Большевики установили свою власть в Ферганской долине.

Первые шесть месяцев советской власти Мадамин-бек служил начальником милиции Маргилана, однако к лету 1918 года стало понятно, что большевики, в отличие от Временного правительства, не просто свергли гнет царизма — они были ослеплены несбыточными лозунгами всеобщего равенства, грозившими разрушить вековые общественные устои. В Ферганской долине начало зреть сопротивление большевикам, зародилось движение басмачей. Мадамин-бек с отрядом своих милиционеров перешел на сторону курбаши Иргаша и вскоре стал хозяином Ферганской долины.

Предатель или нет?

В феврале 1920 года превосходящие силы Красной армии взяли Мадамин-бека в плотное кольцо и поставили на грань уничтожения. Мусульманское бюро Компартии Туркестана предложило Мадамин-беку сложить оружие. После тяжелых и долгих переговоров Мадамин-бек подписал соглашение с Советами о переходе на их сторону. Чем руководствовался он? Почему не продолжил борьбу до конца, до самой смерти?

Никто не знает точного ответа на этот вопрос кроме Аллаха, но предположения сделать можно. Во-первых, в освободительной борьбе азиатских и кавказских народов было немало примеров, когда руководители борцов за свободу соглашались сложить оружие — взять хотя бы того же имама Шамиля. Главным их резоном в этом деле была забота о спасении не своей жизни, а жизней своих солдат, которым грозила смерть, спасении от репрессий своего народа. Во-вторых, после перемирия большая часть воинов Мадамин-бека, получив амнистию, оказалась в стане курбаши Курширмата, т.е. продолжило борьбу. Ну и в-третьих, сама эта сделка с большевиками могла быть «тактической уловкой», такой же, как работа Мадамин-бека в советской милиции.

Скорый суд Курширмата

Советы поручили Мадамин-беку склонить остальных курбаши на сторону большевиков. С этой миссией он отправился к курбаши Курширмату, активно выступавшему против Советов на территории Бухарского ханства. Курширмат сделал вид, что хочет говорить с Мадамин-беком, а сам заманил его отряд в засаду, где все солдаты и комиссар Сухов, который должен был «присматривать» за Мадамин-беком, были перебиты, а сам Мадамин-бек взят в плен. И Курширмат не стал разбираться, о чем хотел говорить с ним Мадамин-бек. Курширмат (которому в тот момент было 24 года) в своей юношеской горячности видел только два цвета — белый и красный, без полутонов.

«Товарищ Ахмадбеков» был для него однозначно красным, и больше он ничего слышать не хотел. А вдруг Мадамин-бек вовсе и не собирался «агитировать его за Советскую власть»? Вдруг он хотел предложить способ совместной борьбы, которую можно проводить не только в открытом бою? Ведь Курширмат и сам через несколько лет будет вести затяжные переговоры с Советами, чтобы выиграть время.

Как бы то ни было, Курширмат передал Мадамин-бека его кровному врагу курбаши Хал-Ходже, который уж тем более ничего не хотел слышать, а хотел только голову Мадамин-бека, правого или виноватого — не важно. Так закончилась жизнь знаменитого басмача, получившего славу предателя, но, вполне вероятно, на самом деле таковым не являвшегося.