Великие мусульманские правители: Гарун ар-Рашид

Харун ар-Рашид принимает делегацию Карла Великого в Багдаде // Картина Юлиуса Кёкерта (Koeckert) (1827-1918)

В волшебных сказках «Тысячи и одной ночи» фигурирует мудрый багдадский халиф Гарун ар-Рашид, несметно богатый правитель, покровитель наук и искусств, справедливый господин своих подданных, который каждую ночь переодевается купцом и выходит на улицы Багдада в сопровождении неизменного спутника визиря Джафара, чтобы посмотреть, как живёт простой народ, чтобы облегчить его страдания, помочь беднякам, восстановить справедливость там, где есть притеснения. Этот волшебный халиф существовал в действительности. И действительно правил в Багдаде. И действительно покровительствовал учёным и поэтам. Вот только его благородные качества были в сказке сильно преувеличены.

Харун ар-Рашид (будем так звать реального правителя, чтобы отличать его от персонажа «Тысячи и одной ночи») правил в Халифате с 786 по 809 год. Он принадлежал к династии Аббасидов, родоначальником которой был дядя Пророка Аббас (Аббас был младшим братом отца Мухаммада, да благословит его Аллах и приветствует, но по возрасту был старше Пророка всего на пять лет, оба воспитывались вместе в доме деда). Правнук Аббаса Абу Джафар был провозглашен халифом после свержения Омейядов в 750 году. Правнук Абу Джафара Харун ар-Рашид занял престол в 786 году, после смерти старшего брата, халифа Мусы аль-Хади.

Харун ар-Рашид родился в семье могущественнейшего из земных правителей в момент расцвета его обширного государства. Естественно, что с детства его окружала небывалая роскошь и почести, к которым он был приучен с младых ногтей. Неудивительно, что эти мирские наслаждения перевесили в его жизни государственные дела. Однако, делами государства он все-таки занимался, но, к сожалению, с опозданием. В результате после его смерти между его сыновьями наметился разлад, и Халифат стал трещать по швам. В каком-то смысле именно Харун ар-Рашид послужил толчком к распаду Халифата.

Харун ар-Рашид стал халифом благодаря своей матери, наложнице его отца халифа Мансура аль-Махди. Она уговорила халифа Мансура сделать наследником Харуна вместо старшего сына от другой жены Мусы. Но Мансур не успел сделать соответствующих распоряжений и был отравлен Мусой. Взошедший на трон Муса правил всего год, после чего, на пиру, подговоренные матерью Харуна рабыни задушили Мусу подушкой. Путь к трону был открыт.

23-летнему Харуну совсем не нравилось управлять государством. Он предоставил это дело матери и своему воспитателю Яхье ибн Халиду (которого он называл отцом и назначил великим визирем), а сам вместе с неразлучным другом, сыном Яхьи Джафаром, стал предаваться пирам и увеселениям. В промежутках между ними Харун покровительствовал поэтам и учёным, создавал в Багдаде библиотеки и Дом мудрости (нечто вроде Академии наук), приглашал к себе музыкантов и литераторов. Всей жизнью за пределами дворца заведовал великий визирь Яхья, который привлекал к управлению государством также своего сына Джафара. Так продолжалось 17 лет и закончилось в 803 году, за шесть лет до смерти Харуна.

Харун получил свидетельство о том, что Джафар и его отец составили заговор с целью сместить и убить Халифа. Такого предательства Харун стерпеть не мог. Джафара и его отца ждало страшное наказание.

Как-то на пиру Джафар сказался больным и удалился. Харун подозвал придворного и мягким голосом попросил его принести ему голову Джафара. Придворный посчитал это шуткой и вернулся с Джафаром. Халиф скривил губы: «Я же просил тебя принести мне голову Джафара, а не самого Джафара.» В ту же секунду Джафар был схвачен и обезглавлен. То же самое произошло с его семьей и отцом великим визирем.

Решив править сам, Харун увидел, до чего довело страну правление великого визиря: мятежи в провинциях, ухудшающееся положение народа, наметившийся развал экономики. Харун, который до сих пор слыл любителем наук и поэтов, проявил себя как твёрдый владыка. Железной рукой он подавлял мятежи в провинциях, а потом казнил своих же военачальников, чтобы те не бунтовали против него самого. Репрессиям подвергались все подданные, в особенности жители Багдада. Харун ар-Рашид обрушился на живущих в Халифате христиан, подвергая их репрессиям и заставляя, в качестве меры устрашения, носить особую одежду, чтобы все сразу узнавали, что вот идет враг.

Жесткие меры возымели свое действие, но, к сожалению, недовольство, посеянное этими репрессиями во всех концах Халифата, стало той бомбой замедленного действия, которая в конечном итоге и привела к его разрушению. И это было уже не сказкой «Тысячи и одной ночи», а самой настоящей реальностью.