Новостная рассылка SalamWebToday
Sign up to get weekly SalamWebToday articles!
Нам очень жаль, ошибка произошла по причине:
Подписываясь, вы соглашаетесь с Условиями и Политикой конфиденциальности SalamWeb
Подборка статей

Неосуфизм: хорошо это или плохо?

Философия 29 Янв 2021
Неосуфизм: хорошо это или плохо?

Неосуфизм – комплекс воззрений на практику суфизма, сформировавшийся в начале XX века в трудах и деятельности «суфиев-модернистов» Хазрата Инайят Хана и Идрис Шаха. Неосуфизм рассматривают как «адаптацию суфизма под западное общество». При этом многие видят в нем возвращение к глубинным ценностям тасаввуфа, обращение к его духовной, а не обрядовой стороне. Несмотря на это, в неосуфизме прослеживается негативная тенденция «универсализации» суфийского знания, которая в целом имеет негативное влияние на осознание исключительной истинности одного только ислама.

Появление неосуфизма

В начале XX века философская и социальная мысль на Западе и Востоке стали двигаться в направлении друг друга. На Западе возник живой интерес к мистическому учению ислама, а именно – суфизму, в среде мусульманских реформаторов наоборот стали возникать идеи внесения большего прагматизма в нашу религию. Так, например, духовный отец Пакистана, модернист-реформатор Мухаммад Икбал осуждал присутствующие в суфизме пассивность и фатализм (упование на Аллаха без какого бы то ни было личного участия человека в делах), уничтожение человека как личности в процессе слияния с Богом (он утверждал, что Аллах не требует от человека такого слияния) и т.д.

На Западе же стали появляться такие фигуры как художник Иван Агуэли и врач Энрико Инсабато, которые в 1903 году отправились в Египет, где приняли ислам и поступили мюридами к шейху тариката Шазилия Абдуррахману Кабиру. Агуэли под именем Абдулхади Магриби стал публиковать работы по философии суфизма и особенно по учению Ибн аль-Араби (одному из отцов суфийской философии, которого Агуэли называл «Леонардо от ислама»). Под влиянием Агуэли ислам стали принимать философы Рене Гинон (Аблудвахид Яхъя), Фритьоф Шоун (Иса Нураддин Ахмад) и другие философы-традиционалисты.

Однако же философия Ибн аль-Араби, сложная для понимания даже продвинутых шейхов, не могла быть до конца понята учеными западной традиции и западного мировоззрения. Им требовался «перевод» суфизма на «западный язык». Этот «перевод» и был выполнен Хазратом Инайят Ханом и Идрис Шахом. Причем в процессе этого «перевода» стало ясно, что эти суфии, переосмысливая доктрину суфизма, возвращаются к истокам, к тому, что составляло смысл тасаввуфа при первых суфиях, а значит имеет ценность не только для новообращенных мусульман на Западе, но и традиционных мусульман на Востоке.

Особенности неосуфизма

Новые суфии пересматривают сложившиеся практики тасаввуфа как нечто внешнее, заслоняющее перед верующими главную цель мистического пути. Они отказываются от практик «сама» («радений), а именно, громкого зикра, поклонения святым, посещения святых мест. Целью суфийских исканий они считают не «растворение человека в Боге», а «единение человека с духом Пророка Мухаммада (да благословит его Аллах и приветствует)». Учение Ибн аль-Араби о единстве бытия (раскрытии Бога в Своем творении) они подвергают ревизии, считая человека человека не «реализацией Божественной сути», а лишь её «зеркалом». Ну и, наконец, новые суфии призывают к свободе иджтихада и отказа от таклида (подчинения авторитетному мнению).

Спорные тезисы

Учение неосуфиев оказалось привлекательным для Запада. Хазрат Инайят Хан в 1910 году покинул Индию и перебрался в США, где стал издавать журнал «Суфий», основал свой «Суфийский орден», читал лекции и пропагандировал суфизм. Идрис Шах, сын афганского суфия и шотландской писательницы, издал целый ряд книг по суфизму, выступал в многочисленных интервью и разъяснял смысл суфийского пути всем стремящимся обрести истинное знание веры.

Однако главный тезис этих «неосуфиев», привлекательный для Запада, нельзя принять тем, кто исповедует истинный ислам. Суфизм, по их мнению, является «хранилищем древней мудрости», проявленной во всех религиях (исламе, христианстве, иудаизме, буддизме, зороастризме).

«Суфии чувствуют себя комфортно во всех религиях,» – говорит Идрис-Шах.

Это и есть его главная ошибка. Нет, это не так. Единственный путь к Богу возможен только в исламе. Никаким иным путем невозможно усовершенствовать душу и заслужить милость Аллаха. И если лишить духовные практики суфиев строгой мусульманской основы, этот путь окажется путем в никуда.