Суфизм

Джалаладдин Руми и его мавзолей на обороте 5000 банкноты турецкой лиры 1981–1994 гг.

Суфизм является предметом споров и зачастую полярных мнений. Нередко можно услышать обвинения суфиев в искажении и даже отступлении от Ислама, учение одного шейха может и в общем, и в частностях отличаться от учения другого. За всеми этими спорами порой исчезает понимание главного смысла суфизма – поиска и достижения истинного мусульманского благочестия. А ведь именно от этого главного смысла и нужно отталкиваться в понимании суфизма, и, говоря о нём, рассуждать «со знаком плюс», а не «со знаком минус».

Истоки суфизма уходят корнями ко времени Пророка и его сподвижников, когда истинная вера только родилась и была проповедована людьми, которых Аллах озарил светом ислама. Этой божественной искры хватало для того, чтобы нести в мир праведность. Тогда ещё оставалась память о живом слове Пророка, о прикосновении рук Пророка, о его личном присутствии в умме. Сподвижники Пророка являли собой пример следования Аллаху во всём. Вся их мирская жизнь была подчинена продолжению дела Пророка. И прежде всего это относилось к власть предержащим в умме.

Праведные халифы являли пример благочестия. Они не стремились приобрести блага этого мира, не искали никакого богатства лично для себя. Всё их богатство заключалось в исполнении воли Аллаха. Так, первый Праведный халиф Абу Бакр, приняв Ислам, отдал общине всё своё имение, а был он одним из богатейших людей в Мекке. Себе Абу Бакр оставил только маленький надел земли, для получения небольшого дохода на личные нужды, но даже и их он по большей части отдавал общине.

Второй Праведный халиф, Умар, носил старый халат, в котором престало ходить нищим, и, завоевывая города, заботился не о том, сколько богатства удастся в них получить, а сколько новых мусульман он сможет привести в лоно Ислама.

С течением времени высокое благочестие Пророка и его сподвижников ослабевало, превращалось в рутину. Уже первые Омейядские халифы почувствовали вкус к роскоши, что в конечном итоге привело к угасанию истиной сути роли халифа. Вот тогда и стали появляться учёные, которые призывали к сохранению особенного благочестия у мусульман. Их стали называть «суфиями», а их проповедь – «суфизмом».

Само слово «суфизм» появилось спустя два столетия после смерти Пророка. Точная его этимология неизвестна. Одним из первых его начал употреблять имам Ахмад, называя так малоимущих сподвижников Пророка, живших во дворе его мечети в Медине, «под навесом» («ас-суффа»). А вот величайший из всех учёных XI столетия аль-Бируни из Хорезма считал, что это слово восходит к греческому «софия» и означает «премудрость».

Суфийские шейхи создавали своды правил благочестия и следовали им. Братство суфиев, следующих определённому своду правил, называется «тарикатом». В Исламе образовалось 12 основных тарикатов. Они играли исключительную роль в мусульманском мире, поскольку многие великие правители благоволили суфиям и принимали как руководство к действию их благочестивые указания. Так, турецкий султан Мехмед Завоеватель пригласил ко двору суфиев тариката Накшбандия, который к началу XX века стал крупнейшим суфийским братством в Османской империи.

Суфизм, опирающийся на Коран, Сунну и шариат – вот тот духовный светоч, который может помочь мусульманину приблизиться к Господу. Некоторые шейхи-суфии берут на себя смелость говорить об особом для них откровении Аллаха и отменяют некоторые положения мусульманского почитания Бога. Такая практика выходит за рамки истинного суфизма. Ибо целью истинного суфизма являются не запретные новшества, а глубокое единение с Аллахом, чему на протяжении всех столетий существования истинной веры мы видим немало примеров.